Рауф Мамедов. Семь Библейских сцен в двенадцати картинах

Тайная вечеря

ПОЧЕМУ БИБЛИЯ
Кризис – это утрата авторитетных и доступных разуму стандартов добра, истины и прекрасного. Век постмодерна в целом характеризуется эрозией веры в великие повествования.
Мы являемся свидетелями раздробления, расщепления великих историй, и одной из таких историй является Библия. На ее месте появляется множество более простых, мелких, локальных историй-рассказов.
Эти крайне парадоксальные по своей природе повествования хотят не только обнаружить свое знание о Боге, но и драматизировать наше понимание кризиса.

ПОЧЕМУ ДАУНЫ
Подлинно свободный индивид – «шизо», деконструированный субъект, – порождает себя как свободного человека, лишенного ответственности, одинокого и радостного.
Перед лицом рационализма реальность неразумия представляет собой элемент, внутри которого мир восходит к своей собственной истине, в сферу, где разум получает для себя ответ.

ДАУНЫ И ПОСТМОДЕРН
Ощущение исчерпанности старого и непредсказуемости нового, грядущие контуры которого неясны и не обещают ничего определенного и надежного, и делает постмодернизм выражением духа времени со второй половины ХХ века.
Постмодернизм выступает как искусство, сознательно отвергающее всякие правила и ограничения, выработанные предшествующей культурной традицией. Пустота, пожирающая Тексты-знаки, – таков глубинный символ постмодернизма. Леонардо да Винчи, Ян ван Эйк, Джотто, Эль Греко, Николай Ге присутствуют во всех представленных работах – как Текст. Как мегаТекст – черный квадрат Малевича.
Дауны – как знак, лишенный образности, к тому же знак, имеющий общий внешний признак – клоунизм. Фрагментарность сознания, цитатное мышление даунов ставит их в адекватное нашему времени положение.


Рауф Мамедов

наверх